Мой любимый режиссер Вуди Аллен бодр и производителен, 

и мы имеем удовольствие видеть его новые фильмы раз в году  

Вуди Аллен (Аллен Стюарт Кенигсберг),
родился 1 декабря 1935,  
американский кинорежиссёр,
актёр-комик, продюсер.
Это Кабан, Стрелец, Аристократ.

Вуди Аллен теперь

Никогда не верьте нашим аннотациям — они пишут всякую ерунду. Особо это относится к новым фильмам Вуди Аллена про Европу. Его последние фильмы нового туристически-пенсионерского (как остроумно их обозвала в Коммерсанте, http://www.kommersant.ru/doc/1977909) Лидия Маслова), цикла про любовь и чудачества во всех возрастах, про великих и креативных людей, про их реакции на явления, мифы и абсурдность нашей жизни.

 Пишу про два новых последних — «Полночь в Париже» (Midnight In Paris) и  «Римские приключения» (To Rome with Love).

Про это не писали нигде. Вуди Аллен выбирает какой-либо культурный миф. В Париже это Хемингуэй и его тусовочно-творческая эпопея, а в Риме — это опера и народные характеры.  Сознательно беру только про главные линии, потому как там всего другого много. И Вуди Аллен выступает здесь как обработчик этих культурных мифов. В первом фильме герой примеряет на себя эпоху старика Хэма, во втором — прекрасные оперные арии звучат только из душевой кабины. Завершить, осмыслить, заруглить на сегодняшнем уровне  и довести до абсурда — вот задача автора. Такая же задача решалась и другими писателями-авторами-творцами этого годового знака — Борхес, Хемингуэй, Владимир Одоевский, Аксаков, Олеша, Ершов, Ерофеев и даже Иртеньев.

И еще наблюдение.  Вот как люди-невротики меняются с возрастом. В американской длительной махэттенской части своего кино Вуди Аллен был молодой психопат, а в европейской части стал вполне вменяемый оптимист-эстет))). В фильме про Париж главного героя играет молодой актер, чертовски повторящий, дублирующий Вуди Аллена. Этакий молодой клон. Но конструкция оказалась и нежизнеспособной, и в фильме про Рим мы имеем самого мастера в главной роли. И ведь приятно смотреть — не молод, изменился с последнего появления. Но старый упрямый чудак также мил в своем упрямстве и наивном креативе.

В ранних фильмах все же эгоцентризм чудака с Манхэттена перевешивал общечеловеческое. А теперь все красиво, умно, наивно и мудро. Оба фильма хороши, разные, сделанные на скорую руку, в чем есть своя прелесть. Это такая беллетристика в кино. И это высший класс.

Линия номер 2